Андрей Каприн: «Мы не снижаем темпы нашей работы»

Андрей Каприн: «Мы не снижаем темпы нашей работы»

Главный внештатный онколог Минздрава, академик РАН о коронавирусе начистоту

Сегодня главный внештатный онколог Минздрава, генеральный
директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Андрей Каприн в прямом эфире
ответил на вопросы о пандемии коронавируса. В ходе эфира академик
рассказал о работе НМИЦ радиологии в это время, о мерах защиты,
которые предпринимаются в медицинском центре и о том, что должен
знать и как себя вести онкобольной в реалиях вирусной эпидемии.

«Мы не снижаем темпы своей работы. Потоком идут хирургические
операции. Мы продолжаем брать на химиотерапию пациентов, проводим
консультации. Работают поликлиники на Погодинской, в Измайлово. В
Обнинске мы принимаем до 1500 человек в день. Поэтому не слушайте
никого, обращайтесь на наш сайт. Если вдруг потребуется закрыться
по техническим причинам, то сразу дадим вам знать. Мы не
прекращаем помогать нашим онкологическим пациентам.

В Национальном медицинском исследовательском центре
радиологии возможны и дистанционные консультации. Вы можете
отправить нам вопросы, и наши химиотерапевты вам ответят. У нас
работает четыре независимых отделения химиотерапии с выдающимися
руководителями», — 
заявил Андрей Каприн.

Что такое коронавирус?

«Это вирус, который внедряется в клетки легко и разрушает их.
И это не новая инфекция. Дело в том, что коронавирусные инфекции
описаны, как и борьба с ними. Это все те инфекции, которые
переносились животными. Сегодня это такая мутация, которая
возникла с этим вирусом. Российские ученые активно включились в
процесс создания вакцины, которая должны позволить сделать
вирус не таким агрессивным. И затем внедрить его в популяцию
вирусов, попадающих в организм.  

Стоит ли проверяться в условиях сложившейся
эпидемиологической ситуации, если человек находится в ремиссии на
протяжении нескольких лет? Каковы риски заражения?

— «Целесообразно на определенный период времени отложить
проверку, если вас ничего не беспокоит, до тех пор, пока не
стихнут эпидемиологические мероприятия, которые сейчас проходят
повсеместно.

Вы можете обратиться в наш центр и описать симптомы. Если мы
увидим что-то тревожное, то проведем обследование на самом
высоком  уровне без нарушения эпидемиологического режима.
Единственное, что очень важно — возрастной ценз. Стоит переждать,
поскольку опасность, что будет прогрессировать онкологическое
заболевание с учетом длительных сроков лечения не велика. Если
вам больше 65 лет, не подвергайте себя риску заражения в массовых
местах, особенно в таком как поликлиника. Но дистанционно мы
всегда сможем с вами связаться».

Можно ли быть уверенными в том, что статистика заболевших
коронавирусом правдивая, если не во всех городах страны делают
тесты?

— «Во всем мире статистика должна наладиться. Мы это хорошо
знаем, поскольку мы с 1948 года ведем канцер-регистр. Нам
потребовалось много лет прежде, чем мы наладили правильный
контроль, который очень важен. Тем более не всегда
коронавирус — это положительный тест, а  положительный тест
— не всегда коронавирус. Иногда это просто ОРВИ или сезонный
грипп, который не менее сложен в лечении на фоне химиотерапии.
Это тоже опасная история, в некоторых случаях заставляющая врачей
отменять химиотерапию. Статистика по коронавирусу будет
усовершенствована. Всегда изначально некоторый разлад в
статистических данных может быть».

Цифра — 260 инфицированных в России — соответствует
действительности?

— «У нас точно такие же цифры. Мы ни от кого их не скрываем,
как и от нас. Мы, как онкологи, должны знать, сколько у нас
ослабленных пациентов. И мы увидим это в нашем регистре.
Наблюдается очень неравномерный охват. Но в Москве и в регионах
мы следим, как ведется четкое и обоснование эпидемиологическое
расследование. Важно, чтобы нас уведомляли, если ли среди
зараженных пациенты с онкологическими заболеваниями».

Страшнее ли коронавирус рака?

— «В год в мире выявляют 18
миллионов человек, страдающих раком, из них 600 тысяч в России.
При этом, согласно мировой статистике, в мире всего выявлено
заболевших коронавирусом — 339 тысяч случаев на 23.03.2020 г.
Зафиксировано в день — 50 тысяч случаев онкозаболеваний, в
РФ — 1650 случаев. За год умирают 9,5 миллионов человек от рака в
мире и 300 тысяч в России, а в день в мире — 26 тысяч пациентов и
820 человек в России.

Главное в этой ситуации — не бросить сражаться с грозным
заболеванием (раком). Отвлекаться в этой борьбы и не лечить
онкологические заболевания — невозможно. Следует не забывать об
этом говорить и нашим руководителям, что нельзя оставлять
программы онкологии, которые являются очень важными. Мы много уже
сделали в России, и нас стали уважать наши зарубежные
коллеги».

Как защищены медики в нашей стране? Не являются ли они
первой угрозой?

—«Во всем мире медики находятся на передовой, поскольку они
самые посещаемые специалисты, к которым идут с симптомами
коронавируса. Но мы привыкли к таким вызовам. На самом деле, мы и
во время эпидемии гриппа встречаем таких больных, помогаем им и
тоже находимся в группе риска. Мы часто оперируем пациентов с
гепатитом С, ВИЧ-инфекцией. Поэтому с юности привыкли к этой
эпидемиологической нагрузке и должны понимать, как нам защитить
учреждение.

В сложившихся условиях следует меньше посещать родственников.
Мы лечим сложные заболевания со снижением иммунитета изначально.
Врачи вынуждены ограничить посещаемость, чтобы и себя обезопасить
и вас. У нас есть все возможности по уходу на всех трех
базах. Ни один человек в нашем центре не заболел. Мы очень строго
относимся к режиму. Если у медиков поднимается температура, они
остаются дома. Это априори. Мы все в масках, с обработанными
руками — стараемся держаться в рамках сложного
эпидемиологического режима».

Как обезопасить пожилых людей — родителей, находящихся в
группе риска?

— «В это время требуется самоизоляция. Важно, чтобы кто-то
один навещал их и обеспечивал продуктами. Ваша барьерная функция
для родителей — это обязательное условие. Другое дело, если
требуется специальное лечение, следует обратиться в центр. Мы
готовы рассмотреть документы по дистанционной почте».

«Сейчас нет такой ситуации, в которой врач находится на
другой стороне баррикад. Дело в том, что мы все находимся в
закрытой территории, которая называется «Мир». Все
заинтересованы в том, чтобы уберечь свою семью, поэтому мы
должны сплотиться с пониманием, что это мировая война против
вируса. А мы (онкологи) уже давно начали бороться с
онкологическими заболеваниями, поэтому нам легко перестроиться.
У нас появился еще один фронт и враг.

В этой ситуации возраст уже не имеет значения,
поскольку может заболеть молодой и заразить пожилого
человека.

Все заинтересованы в том, чтобы везде стояли антисептики.
Особенно сейчас при такой изоляции границ мы остаемся здесь и
помощи нам ждать не от кого, поэтому нужны свои маски,
гигиенические средства. Главное — осознание того, что мы с вами
находимся в этой борьбе. Ваша помощь, — дисциплинированного
человека —, важна».

Какие первые симптомы проявляются у онкобольных?

«Важно понимать взаимосвязь с лечением. Дело в том, что
бывают такие пневмониты, которые вызывают химиопрепараты или
агрессивное лечение. Нам известна их клиническая картина: это
определенные сложности при быстром развитии метастазов в легких.
Такие пациенты будут  нам доступны для исследования.

Даже дистанционно мы, как Национальный медицинский
исследовательский центр, сможем провести консультацию того или
иного пациента. Мы являемся исследовательским центром не только в
области онкологии, урологии, но нам доверили и диагностику. Если
мы рассмотрим изображение компьютерной томографии пациента из
любой клиники, мы увидим типичная для нас это картина или нет
(включилось другое заболевание). Важна диагностическая
история».

Что делать в случае, если поднялась температура: сбивать
самостоятельно или вызывать скорую помощь?

«Онкологическим пациентам следует обязательно вызывать
скорую, поскольку происходит очень быстрое развитие заболеваний у
ослабленных пациентов — не только коронавирус, но и ОРВИ. Нельзя
ждать, старайтесь в этот сложный для всех период не обходиться
без онкологической помощи».

Маски способны защитить?

— «Маски защищают от прямого попадания слюны, мокроты. Когда
оба человека в масках, это, конечно, повышает уровень
безопасности. Носить их надо. Как вы знаете, эпидемиологический
режим  — это всегда маска».

Есть ли надежда победить коронавирус в ближайший месяц —
два?

— «Локализовать и контролировать с помощью эпидемиологических
режимов мы, конечно, приучимся. Человек — обучаемое существо.
Сама опасность заболевания должна человека приучать не трогать
лицо, мыть руки, носить маски.

Мы находимся в кабинете,  в котором принимал наш великий
учитель Петр Александрович Герцен. Нахождение здесь заставляет
меня вспомнить, что в 1919 году была испанка. Академик Петр
Капица потерял жену и детей из-за испанского гриппа. Мы должны
понимать, что именно тогда, когда не было ИВЛ и антибиотиков,
наши предки смогли победить пандемию за счет эпидемиологических
мероприятий. Это доказывает, насколько такие меры важны и
необходимы. Поэтому победим, но каждый на своем месте: пациенты,
выполняя строгие режимы и предписания».

Андрей Каприн о мерах защиты онкопациентов от коронавируса в НМИЦ радиологии.

Название видео

 

Источник: scientificrussia.ru